Новости СоюзМаш России

08.04.2011

С доработкой танка Т-95, возможно, придется рискнуть

В сентябре 2011 года на выставке вооружений в Нижнем Тагиле НПК «Уралвагонзавод» готовится представить совершенно новую машину – танк Т-90АМ. Изделие дорабатывается с учетом всех требований Минобороны России, высказанных еще в декабре 2009 года. Между тем, оборонное ведомство пока не закупает новые танки, и в 2011 году УВЗ будет заниматься исключительно модернизацией техники в рамках гособоронзаказа.

В интервью Уральской окружной телевизионной компании «Ермак» Гендиректор корпорации «Уралвагонзавод», член Правления Союза машиностроителей России Олег СИЕНКО рассказал об особенностях диалога уральских промышленников с Минобороны, а также о том, почему следует рискнуть с доработкой танка нового поколения – Т-95.

– Расскажите, какие бы Вы отметили особенности встречи в уральском полпредстве по проблемам оборонки, которая прошла накануне? Это уже не первое подобное совещание?

– Встреча, которую мы проводили под руководством полномочного представителя президента РФ в УрФО Николая Винниченко, было посвящена выполнению гособоронзаказа (ГОЗ), тем проблемам, которые есть, мы обсуждали шаги, которые нужно сделать для стабилизации ситуации. Уральский регион – это большое количество предприятий, которые выпускают продукцию, был приглашен Владимир Поповкин (замминистра обороны РФ). Он отвечал на вопросы, которые ставили директора предприятий. Если сравнить предыдущие такие же совещания, то это совещание – это большой позитив, мы уже ведем диалог, которые не построен на эмоциях, обидах. Все начинают понимать, что Минобороны – это не просто заказчик, а это заказчик, который имеет к продукции определенные требования, не только по качеству, по боевым возможностям. За свои предприятия могу сказать, что мы всегда говорим, что заказчик прав, потому что, если он предъявляет требования, то мы не можем моментально сделать то, что соответствует этим требованиям. Но есть переходные периоды, они все понятны, в ходе них нужно максимально подойти к тому, чтобы выпускать ту продукцию, которая необходима для Вооруженных сил.

– Сегодня о чем-то удалось договориться?

– Любые договоренности – это контракты. Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы как можно больше было эффективных контрактов у наших предприятий, потому что наши предприятия в корпорации – это те предприятия, от которых зависит выпуск готовых изделий, в частности, мы выпускаем бронированную технику, естественно, все директора смотрят с придыханием на то, поступят к нам деньги, вовремя ли они поступят, потому что дальше пойдет производственный процесс – выпуск комплектующих, сборка конечных изделий, а, самое главное, все мы нацелены на то, чтобы это было вовремя переданы в Минобороны.

– УВЗ в прошлом году удалось выполнить ГОЗ в полной объеме?

– Мы в полной мере выполнили ГОЗ, к сожалению, сдали его только в конце года, но, тем не менее, во все сроки уложились. Были проблемы с комплектующими по средствам радиосвязи, но в конце декабря продукция поступила, мы провели все испытания и ГОЗ успешно сдали.

– Тем не менее, в конце прошлого года остро стоял вопрос о том, что УВЗ может остаться без ГОЗа вообще. Какова сейчас ситуация?

– Эта угроза была, поскольку в РА скопилось огромное количество той техники, которая была выпущена в предыдущие годы, в каком состоянии она находится, я не буду вам говорить, поскольку это компетенция Минобороны – мы лишь высказываем собственное мнение. Мы стояли перед угрозой полного отсутствия ГОЗа, но считаю, что договорились с Минобороны о том, что пойдем на модернизацию (техники, выпущенной в предыдущие годы, – прим.). Нам бы, конечно, хотелось выпускать новые изделия, вот следующий шаг, от него можно перейти к дальнейшему качеству. Тем не менее, у нас контракт существует, это позволит нам каким-то образом «вздохнуть». Есть у нас контракты по линии Рособоронэкспорта и более или менее понятная есть программа.

Мы сейчас работаем над программой вооружения на 2011-2020 годы, где будет совершенно новая продукция. Безусловно, нам предстоит тяжелый путь по развитию мощностей, инноваций, и это длительный процесс.

– Вы критиковали Минобороны за то, что они не покупают новые танки. Была ли услышана критика?

– Критика имеет место быть, но, главное, мы слышим мнения экспертов – это бывшие или нынешние военные, а также те, кто занимается профессионально изучением возможностей наших машин. Конечно, не хочется модернизировать старое, что было произведено 30 лет, это наше мнение, мы остаемся при этой позиции. Что касается новой техники, то мы считаем, что любое новое – это всегда лучше, поскольку оно имеет более длительный срок, есть возможности модернизировать и улучшать. Что касается той машины, которая есть – Т-72, то мы ее всю «перерабатываем», делаем ее практически новой, но, к сожалению, эта машина остается машиной предыдущего поколения.

– А что касается Т-90, как долго эта машина будет оставаться современным танком, и когда России нужно выпустить принципиально новую боевую машину?

– Выпустить ее нужно было еще вчера. Сегодня прогресс шагает вперед. Т-90 отвечает достаточно хорошим требованиям, которые существуют. Вопрос в том, способен ли тот, кто находится внутри этой машины, использовать все ее возможности? У нас срок службы один год и научить бойца управлять этой машиной так, как она должна управляться и выполнять боевые задачи, за этот период непросто. Что касается новой машины, то у нас она существует.

– Т-95?

– Т-90АМ, которая будет представлена на Выставке вооружений в Нижнем Тагиле 8-11 сентября 2011 года. Минобороны эту модель рассекречивает, дало согласие на паспортный облик, мы ее будем показывать в действии.

– В чем ее преимущества?

– На совещании 8 декабря 2009 года мы услышали много критики от военных в наш адрес, я считаю, критика совершенно справедливая. Они указали на недостатки машины – это двигатель, коробка передач, заряд, возможности кругового обзора и множество других вещей. После этого мы создали рабочую группу и за пять месяцев устранили все замечания – увеличили мощность двигателя, сделали необходимый требованиям ствол, коробку передач, двигатель, который на 130 лошадиных сил мощнее, сделали панорамный обзор, совершенно другую, защищенную пулеметную установку и еще много чего. Это также и ПТК – программно-технический комплекс, который способен сегодня совершенно другую картину боя проектировать на командира машины и дает совершенно другие возможности, это улучшенный автомат заряжания и много вещей, которые позволили на другой уровень поднять машину. Мы в закрытом показе демонстрировали ее представителям Минобороны, но у нас был период времени, когда мы не очень хорошо друг друга понимали, я считаю, это был больше амбициозный подход с обеих сторон, но разум всегда победит – нам деваться некуда. Мы понимаем, что заказчик должен четко давать свои требования, а мы должны четко их выполнять.

– А, все-таки, что с проектом-195?

– Минобороны не собирается этот проект дальше дорабатывать, и это их принципиальная позиция. Мы имеем свою позицию – мы считаем, что данная машина имеет достаточно хороший потенциал, и, наверное, совместно с Минпромторгом будем рисковать до доводки этой машины. Поскольку в ней больше положительного, чем отрицательного, то, наверное, правила должны быть такие, что легче вложить в устранение тех недостатков, которые, по мнению, Минобороны существуют, и выдать совершенно другой продукт – совершенно другого уровня. Мы сегодня находится в процессе активных доработки этих позиций, которые имеют слабую сторону.

– Вопрос по гражданской продукции. Железнодорожники часто сетуют на высокую стоимость вагонов, обвиняют в этом, в том числе, УВЗ. Насколько это справедливо?

– Я считаю, что эти обвинения вообще не обоснованы. Мы доказали это на цифрах. Нельзя грести всех железнодорожников под одну гребенку. У нас основной оппонент – это РЖД в лице ПГК. Хотя они (ПГК, – прим.) нас критикуют мало, а руководство РЖД – много. Были проблемы, проблемы совместных технических решений предыдущих лет. Мы эти технические решения «остановили», сделали более надежные детали, а речь идет о литье, прежде всего, потому что все остальное не имеет принципиальных проблем, поскольку кузов делается везде одинаково. Весь комплекс мероприятий, который был необходим для улучшения качества литья, мы сделали. Есть проблемы с предыдущими годами – это 2006-2007 годы, когда делалось экспериментальное литье, и оно было с коэффициентом прочности 1,8, а мы сделали коэффициент 2,3, это удовлетворяет тем потребностям, которые существуют.

Что касается ценообразования, то подчеркиваю, что у нас самое низкое ценообразование на всем постсоветском пространстве. Мы искусственно держим эту цену, хотя могли бы заниматься спекуляцией, поскольку у нас достаточно тяжелая финансовая ситуация была. Сейчас она полегче, но мы считаем, что приоритет – взаимоотношения с РЖД, и мы от «А» до «Я» держим обязательства, мы даем им самую низкую цену. У нас есть доказательная база – мы традиционно даем на 10-15% ниже, чем всем остальным на рынок. У нас нет такой огромной доходности, чтобы это себе позволять, но мы искусственно это держим.

– Можно ли говорить о том, что предприятие вышло из кризиса? Все ли мощности запущены?

– Мы не можем справиться с теми заказами, которые существуют. Мы работаем в три смены, в четыре бригады, конечно, не на всех направлениях, поскольку необходимо огромное количество людей, а кадровый потенциал не совсем удовлетворяет тем потребностям, которые существуют в производстве, но мы к этому стремимся. Касательно военного производства – у нас есть серьезное отставание, поскольку ГОЗ еще не начался в техническом исполнении, мы ждем как раз те машины, которые будут модернизироваться – они находятся в пути. Мы надеемся, что в ближайшее время придут средства. Минобороны пообещало, что они поступят на этой неделе.

– Корпорация поставляет продукцию в 40 стран мира. Будете ли расширять этот список?

– Мы планируем в принципе расширяться, как корпорация, поскольку мы понимаем, что мы обязаны сделать шаги, которые позволят нам быть более устойчивыми по отношению к выпуску своей продукции. Мы сегодня присутствуем во Франции, поскольку приобрели французский актив, а это, прежде всего, технологии. Понимаете, быть постоянно подверженным угрозам по линии заказов Минобороны – это большая проблема, и мы понимаем, что нужно уходить в гражданский сектор.

– Недавно вы встречались в Москве с китайской делегацией. Озвучены планы сотрудничества – по строительству железной дороги на Ямале, в том числе.

– Совершенно точно. Китайская сторона рассказала о своих возможностях по строительству объекта, по финансированию, и мы пришли к выводу, что нам нужно продолжить эту работу.

– Конкретные сроки есть?

– Сроков нет, но есть очертания.

– А в строительстве кольцевой железной дороги в Москве тоже пытаетесь участвовать?

– Мы пытаемся участвовать, поскольку есть такая потребность. Мы понимаем, что как всегда любые движения с китайской стороны – это перемещения большого количества народа, это пугающий фактор, но у них есть и колоссальные возможности, прежде всего, в финансовом и технологическом плане. Поэтому мы рассматриваем их в качестве партнеров по этим проектам

– В Нижнем Тагиле УВЗ – это градообразующие предприятие, у вас есть, наверняка, социальные обязательства, какие? Помимо того, что снег в этом году очищали при помощи танков.

– То, что мы социально-направленное предприятие – мы об этом всегда говорим. Были кризисные времена – 2009-2010 годы, мы выходили из кризиса. Большая долговая нагрузка, которая была и остается, не давала в полной мере обратить внимание на сотрудников. Мы стараемся, скрипя зубами, какие- то средства изымать из наших доходов, чтобы облегчить жизнь тем людям, которые у нас работают. Мы по-прежнему содержим стадион, дворец культуры, дворец ледового спорта, бассейн, и понимаем, что если только отпустим это, то заниматься нашим рабочим негде будет. Мы только что запустили новый спортзал для сотрудников завода – там установлено мультипликационное покрытие для любых видов спорта – волейбол, баскетбол футбол. Мы полностью выполнили коллективный договор с участием профсоюзов. Большое количество средств выделяем на покрытие кредитных обязательств сотрудников при покупке жилья. Сегодня мы дополнительно вводим две спортплощадки перед заводом, мы пошли в социальное строительство жилья. Мы понимаем, что без этого специалистов не удержать. При сегодняшней зарплате и цене жилья, не побоюсь этого слова, без нашей поддержки некоторые никогда не приобретут свой угол. Также мы работаем над тем, чтоб построить круглогодичный пионерский лагерь на горе Белой. Самое главное, в этом год у мы приняли решение о том, чтобы оказать поддержку детским и юношеским спортивным школам и секциям.

Архив

2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 Декабрь Октябрь Сентябрь Июнь Май Апрель Март Февраль Январь